Александр Неверов. Марья-большевичка

Продолжаем публиковать произведения Александра Неверова, выдающегося самарского писателя начала ХХ века. Рассказ «Марья-большевичка» (1921) — отличное напоминание о подлинном смысле праздника 8 Марта, о том, как Октябрьская революция помогла трудящейся женщине обрести не только элементарные человеческие и гражданские права, но и чувство собственного достоинства. Разумеется, всё это происходило не сразу и не вдруг и поначалу вызывало массу непонимания, раздражения и насмешек, особенно в деревне.

Печально и постыдно, что век спустя после описываемых событий многие из наших современников по-прежнему свысока смотрят на женскую половину человечества, даром что держат в руках айфон вместо плуга и считают себя неизмеримо выше неграмотных крестьян. Хуже того, нередко и сами женщины принимают навязанную им роль («милые дамы», «хранительницы уюта» и прочие традиционные восьмимартовские благоглупости, за которыми скрывается понятие обслуги, и не более того) и даже гордятся этой ролью. Между тем, никакая успешная борьба за лучшее общество невозможна без отказа от отношения к другому человеку, а равно и к себе самому, как к «говорящему орудию» или «живому товару». Вот о чём стоило бы серьёзно задуматься в день 8 Марта.
Читать далее

Александр Неверов. Я хочу жить

Александр Неверов (настоящая фамилия Скобелев, 1886-1923) — самарский писатель и драматург, выходец из крестьянской среды. Самое известное его произведение, повесть «Ташкент — город хлебный», посвящено голоду в Поволжье 1921-1922 годов. Во время Гражданской войны сперва сочувствовал эсерам, печатался в изданиях КОМУЧа, но, будучи разочарованным методами и результатами правления «самарской учредилки», в дальнейшем перешёл на сторону большевиков. В 1919 году Неверов возглавил литературный отдел самарского журнала «Красная Армия». В это время был опубликован его рассказ «Я хочу жить», написанный от лица рядового красноармейца.

…Мы на отдыхе в степной деревушке.
Я сижу на завалинке, глажу по спине большую лохматую собаку. Она шершавая, некрасивая, но длинная шерсть на спине у нее выгрета солнцем, и мне приятно сидеть, слегка наклонившись над ней.
С крыши на плечо падают редкие капли, на задворках порывисто вскрикивают гуси. Ржёт жеребёнок тоненьким голосом, клохчут куры.
Перед окнами стоят отпряженные пушки, вытянув стальные холодные шеи. Потные лошади в седлах журкают сено.
Я сижу, подставив голову под апрельское солнце, смотрю на разорванную паутину голубеющих облаков, плывших над талой, почерневшей землей. Уши мои не оглохли от пушечных выстрелов: слышу, как порывисто вскрикивают гуси, весело клохчут курчошки, тихо, осторожно падают редкие бесшумные капли ко мне на плечо.
Это моя походная весна.
Может быть, последняя…
Вслушиваюсь в шорохи, в крики, встречающие молодую апрельскую весну — сердце волнуется…
Дома — жена, двое детей. Маленькая комнатка в нижнем этаже, чуткие, настороженные уши, хватающие поздние шаги на лестнице. Там ждут меня.
Может, схоронили давно.
Посматривая на ручеек под ногами, на воробьев, прыгающих у лафетов, вижу сына Серёжку, с бледными, малокровными щеками, трехлетнюю Нюську с голубенькой ленточкой в золотых перепутанных волосах. Они сидят на подоконнике, прижавшись друг к другу, смотрят сквозь талые окна. Ищут меня среди прохожих, ждут, когда приду, посажу на колени к себе. И две опечаленных мордочки наливают мне сердце отцовскою горечью…
Читать далее

Культура и революция на Средней Волге: забытые имена

Политические события столетней давности в Среднем Поволжье (в частности, в Самарском крае) имели большое значение для всей России: Самара в 1918 году стала эпицентром мятежа чехословацких легионеров, ставшего поворотной точкой в развязывании полномасштабной гражданской войны в сочетании с иностранной интервенцией. Здесь в боях с Чехословацким корпусом начала формироваться регулярная Красная Армия. Здесь рабочие и крестьяне на своём собственном опыте в течение пяти месяцев испробовали «демократическую альтернативу» власти большевиков в виде правительства КОМУЧа (Комитета членов Учредительного собрания), и этот опыт, как и аналогичные ему опыты в других регионах России, стал одним из лучших аргументов в пользу красных, обеспечив им конечную победу в Гражданской войне.

Здесь же, на Средней Волге, выдвинулся ряд революционных деятелей, которые, будучи политическими или военными руководителями регионального масштаба, одновременно приобрели всероссийскую известность в литературной жизни: Михаил Герасимов (1889-1937), Артём Весёлый (настоящее имя – Николай Кочкуров, 1899-1938), Алексей Дорогойченко (1894-1947). В настоящее время эти имена известны в основном узким специалистам – краеведам, историкам, филологам – и мало что говорят широкой аудитории. Между тем, изучение жизни и творчества этих людей может помочь нам понять подлинный смысл Революции, бесконечно далёкий от примитивных картинок о кучке заговорщиков и немецких шпионов.

Читать далее

Выставка «Песня дружбы»

Выставка об истории Всемирного фестиваля молодёжи и студентов и интернациональной дружбе в СССР в музейной комнате «Советское время» открыта для бесплатного посещения в Центральной городской детской библиотеке Самары (ул. Аэродромная, 16а) с 21 октября по 7 ноября 2017 года.

No Pasaran! Память об Испании в Самаре

В этом году исполняется 80 лет со дня начала Гражданской войны в Испании 1936-1939 годов. Фактически это было начало Второй мировой войны – войны, в которой линия фронта проходила не между странами и народами, а между идеологиями, своего рода всемирной Гражданской войны, где и испанцы, и русские, и немцы сражались как на одной, так и на другой стороне. Та война не закончена и сегодня, и память о её событиях, героях и антигероях продолжает быть полем ожесточённых сражений. Только что на наших глазах в течение нескольких месяцев тянулась позорная история с установкой в Питере памятной доски союзнику Гитлера и соучастнику блокады Ленинграда финскому маршалу Маннергейму. Возмущение и сопротивление жителей города привело к тому, что доску стыдливо спрятали в музей, но сам факт того, что инициатива увековечить память Маннергейма нашла поддержку у представителей власти, в том числе и высшей, достаточно показателен.

В нашем же городе Самаре 20 октября произошло событие отрадное и долгожданное. Был открыт памятник тем, кто его действительно заслуживает – нашим землякам, защищавшим Испанскую республику в ходе Гражданской войны. Установка памятника, созданного заслуженным художником РФ Иваном Ивановичем Мельниковым, стала результатом долгих лет кропотливой исследовательской работы множества людей, в первую очередь – руководителя испанской группы Самарского отделения Российского союза ветеранов Марии Алексеевны Прилепской. Приятно сознавать, что и представители коллектива «Неведомой Земли» внесли скромный вклад в эту работу и помогли внести одну фамилию в список из 21 человека, представленный на памятнике. Читать далее

Лев Толстой в Самарском Заволжье

fotoАфанасьев И.П. Л.Н. Толстой в Самарском Заволжье. – Куйбышев: Кн. изд-во, 1984. – 64 с.  [скачать PDF]

Лев Толстой – это не только имя из школьной программы, не только всемирно известный бренд русской классической литературы. Это ещё и человек, который по рождению принадлежал к числу самых богатых и знатных, но добровольно отрёкся от жизни людей своего круга и бросил вызов всему социальному строю, основанному на присвоении чужого труда. Христианин, которого православная церковь предала анафеме. Граф, которого Ленин назвал «первым мужиком в русской литературе».

И действительно, произведения Толстого дают нам возможность посмотреть на реальность дореволюционной России глазами простого мужика, который своим потом и кровью оплачивал «и вальсы Шуберта, и хруст французской булки». Тем более ценно, что автор этих произведений вполне мог бы и не задумываться о цене своего личного благополучия или считать её чем-то само собой разумеющимся, подобно множеству его собратьев по классу, которые потом, когда запылали помещичьи усадьбы, никак не могли понять: «А нас-то за что?». Толстой знал, что есть за что, и, хотя сам не одобрял революции, признавал её закономерной, как расплату.

Но такой Толстой появился не сразу и не вдруг. Для этого нужны были годы жизненных впечатлений, размышлений и, что самое главное, непосредственного общения с тем самым народом, который, хотя и жил вроде бы в той же самой стране, был как будто отделён китайской стеной от «цивилизованного общества». И в этом мучительном процессе переосмысления себя и своего места в жизни очень важную роль для Толстого сыграл Самарский край. Читать далее