Кузя Иванов 2.0 — для крановщиков Казани

В Казани вот уже вторую неделю бастуют машинисты строительных кранов. Отсутствие безопасных и достойных условий труда на стройках — это проблема не только крановщиков, но и всего общества, потому что жадность компаний-застройщиков оборачивается авариями и низким качеством построенных домов. Поэтому казанские крановщики нуждаются в максимальной поддержке.

В знак солидарности с ними мы записали новую версию нашей песни «Кузя Иванов». Эта песня, оригинал которой был сочинён американским рабочим активистом и музыкантом Джо Хиллом более 100 лет назад, поднимает актуальный для любой забастовки (в том числе нынешней казанской) вопрос штрейкбрехерства. Те, кто выходит на работу вместо бастующих, кто соглашается работать на износ в опасных условиях, вредят одновременно и своим товарищам, и себе самим. Сегодня ты покупаешь мечту о «личном успехе» ценой предательства, а завтра тебе придётся расплачиваться за это своим здоровьем и жизнью — вот уж поистине неразумный эгоизм. Гораздо полезнее совместными усилиями добиться лучшей жизни для себя и для всех. Об этом и поётся в песне.

Не будь как Кузя Иванов! Бери пример с бастующих крановщиков Казани!

Песня на Youtube

Читать далее

Кузя Иванов

Американский рабочий активист, поэт и музыкант Джо Хилл в 1911 году сочинил песню под названием «Кейси Джонс — скэб» (скэбом, то есть, дословно, вошью, называли в США штрейкбрехера). Песня была написана с целью помочь бастовавшим рабочим Южно-Тихоокеанской железной дороги, которым грозило поражение из-за привлечения компанией труда штрейкбрехеров. Доходы от продажи открыток с текстом песни, поступавшие в стачечный фонд, позволили рабочим продолжать забастовку.

Кейси Джонс — реальная личность, машинист Центрально-Иллинойской железной дороги, который сделал успешную карьеру, но в 1900 году погиб в расцвете лет в результате аварии. Он стал героем американского фольклора, было создано множество песен, в которых восхвалялась его честная служба и рвение к труду. Джо Хилл в своей песне-пародии переосмыслил образ легендарного машиниста, «превратив» его в штрейкбрехера. На русском языке песня исполнялась Леонидом Утёсовым. При подготовке текста мы использовали несколько существующих переводов песни (С.Болотина и Т.Сикорской, М.Зенкевича), изменив некоторые фрагменты, в том числе «русифицировали» имя главного героя.

Скачать MP3-файл песни

Музыка и слова: Джо Хилл, перевод: «Неведомая Земля» (май 2012).

Однажды забастовку объявили мы опять,
И только Кузя, машинист, решил не бастовать.
«Зачем бороться?», думал он, «борьба — напрасный труд!».
Таких людей шестёрками у нас зовут.

Кузя Иванов с машины не слезает,
Кузя Иванов обычный держит путь
Кузя Иванов — покорный раб хозяев,
А они ему повесили медаль на грудь.

Волнуются со всех сторон, бастует целый свет.
«Плевать!» — ответил Иванов, «до вас мне дела нет!».
Но кто-то рельсы развинтил, и старый паровоз
Свалился вместе с Ивановым под откос.

Кузя Иванов, катись на дно по кочкам,
Кузя Иванов, хребет себе ломай.
Кузя Иванов, ты станешь ангелочком,
Отправляйся вверх по рельсам в долгожданный рай.

В раю апостол говорит: «Такой у нас конфуз —
Тут ангелы-хранители создали профсоюз!
Волнуются, забросили дела ко всем чертям,
Но ты же ведь штрейкбрехер, ты поможешь нам!».

Кузя Иванов нашёл себе работу,
Кузя Иванов взял арфу и венок,
Кузя Иванов служил в раю с охотой,
Точно так же, как хозяевам служить бы мог.

Но ангелы-хранители узнали, как назло,
И райского штрейкбрехера поймали за крыло,
Венок ему попортили и арфу пополам,
И выпихнули вниз его ко всем чертям.

Кузя Иванов батрачит за бесплатно,
Кузя Иванов на адских рудниках,
Кузя Иванов — теперь ему понятно,
Что шестёркам нет прощения на все века.