С ногами на стол

«КАЗУС ДАПКУНАЙТЕ» И БОЛЕЗНЬ ОБЩЕСТВА

Ещё одна новость из серии «мы думали, что уже достигли дна, но тут снизу постучали» – быть, может, не столь заметная на фоне событий большой политики, но весьма показательная. В начале сентября в читальном зале главной библиотеки страны, Российской государственной (известной как «Ленинка»), состоялся показ модной коллекции итальянского бренда Ermanno Sсervino. В числе прочих моделей принимала участие в этом действе актриса Ингеборга Дапкунайте, которая радостно поделилась в Инстаграме своей фоткой, где она стоит на библиотечном столе. А затем за теми же историческими столами с зелёными лампами состоялся фуршет, куда были приглашены сливки общества числом около 500 человек.

В Интернете новость о мероприятии и фотография Дапкунайте вызвали у многих пользователей возмущение. Получился небольшой скандал, директор библиотеки был вынужден оправдываться. Но само по себе это событие говорит о многом. Прежде всего, конечно, вся эта история лишний раз подтверждает (если кому-то ещё нужны такие подтверждения), что представители так называемой «элиты» и «обычные люди», к числу которых относятся работники и посетители Ленинки, живут в совершенно разных, параллельных друг другу мирах. Собственно, именно об этом мы недавно записали песню «Пир во время чумы». У каждого мира – своя мораль, свои представления о нормальном и ненормальном, и эти представления диаметрально противоположны. Читать далее

«Это моё!»

РАЗМЫШЛЕНИЯ У ДЕТСКОЙ ПЕСОЧНИЦЫ

Девочка подходит к мальчику, стоящему рядом с песочницей, и показывает пальцем на его машину. Не вырывает из рук, просто спрашивает на доступном ей языке: можно, мол, поиграю? Мальчик, прижав к себе своё сокровище, начинает бешено орать, плакать, топать ногами. Родители бросаются его успокаивать. Девочка, испугавшись, прячется за папу: такого она никогда ещё не видела. Возраст обоих участников событий – около двух лет от роду.

Наверняка каждый, кто бывал на детских площадках, сталкивался с подобными сценами. Считать ли патологией такое обострённое проявление «инстинкта собственника», или для маленького ребёнка это нормально? Может быть, он должен сначала в полной мере насладиться радостью обладания, чтобы уже потом, когда станет постарше, понять, что есть ещё и радость дарения? Примерно так рассуждают некоторые практикующие психологи, придерживающиеся при этом, как ни странно, коммунистических убеждений. Дескать, для маленького ребёнка игрушки – это часть его личности, и посягательство на них он воспринимает как покушение на свой внутренний мир, поэтому и огрызается. «Давить» на него, чтобы он делился, ни в коем случае нельзя, а объяснять – всё равно не поймёт, ведь дети по большому счёту ещё мало чем отличаются от животных.

Эти рассуждения напоминают разговоры о том, что человек человеку волк и ничего с этим не поделаешь, что частная собственность, конкуренция и жажда доминирования являются «естественно присущими» человеку в силу его «природы» – в общем, весь тот стандартный набор аргументов, который обычно выдвигается защитниками социального неравенства и эксплуатации. С той лишь единственной разницей, что в первом случае речь идёт о маленьких детях, а во втором – о людях вообще.

Читать далее

Сохранить в себе человека

О ДНЕВНИКЕ РАБОЧЕГО ВОЕННЫХ ЛЕТ

Музейная выставка, о которой пойдёт речь, открыта для посещения в Самарском Дворце ветеранов. Главный экспонат выставки – дневник военных лет рабочего моторостроительного завода №24 Филиппа Антоновича Разумцева, который был вместе со своим предприятием эвакуирован в Куйбышев в октябре 1941 года. Дневниковые записи охватывают в основном два первых, самых тяжёлых, года Великой Отечественной войны. Уникальность дневника в особых пояснениях не нуждается: мы имеем редкую возможность увидеть и почувствовать военный Куйбышев, «запасную столицу» СССР, глазами москвича, притом не государственного деятеля, дипломата или писателя, а рядового рабочего, одного из тех десятков тысяч эвакуированных, руками которых ковалась слава промышленной окраины города – легендарной Безымянки. Поэтому документ не только уникальный, но и, в определённом смысле, типичный: это портрет человека, портрет города, портрет эпохи. Попробуем набросать некоторые штрихи к этому портрету.

Страница из дневника Филиппа Разумцева

Читать далее

Дарья Досекина. Течёт река

Рассказ участницы нашего коллектива, написанный по личным впечатлениям от одной из деревень Самарского Заволжья. О природе, истории и людях, о беге воды и беге времени.

Река Большой Кинель

По дну зелёной ароматной реки разрастался мягкий и холодный ил, на мелководье резвились пескарики. На берегах, укрытых зеленью, в прохладной грязи и тине сидели лягушки. Деревья, склонившись под тяжестью густых крон, роняли в воду подсыхающие от жары листья и семена, желая своим потомкам найти такую же плодородную землю, на которой выросли сами, такую же ласковую реку и просторные берега. Возле деревни река немного мелела и начинала торопиться, неся свои прохладные воды людям, а за её пределами снова становилась важной и широкой. Весной заливала окрестности далеко вширь, и уже больше трёх веков до сегодняшнего дня люди славили свою кормилицу за луга с травой по пояс, ягодники и знатную уху.

К удаче местных жителей, о которой они вряд ли задумывались, река была небольшой. Благодаря этому деревеньки и города неподалёку не сумели разрастись, что и спасло эту местность от сильных потрясений во время вечных ураганов человеческого общежития. Здесь жили спокойно, обрабатывая свои огороды и занимаясь мелким промыслом и ремеслом. Растили и кормили детей, а потом провожали сыновей в рекруты, а дочерей – работницами в чужие семьи и деревни. Работали много, но ели все-таки не досыта, потому что всё время нужно было кормить кого-то повыше – «не рука крестьянскому сыну калачи есть». Со всем научили смиряться деревенских жителей, и было им куда принести свое горе –  стояла в деревне церковка. Но были и те, кто тяжесть ноши своей по древнему зову нёс к реке. Топились чаще всего девушки. Сядет на бережок, поговорит с рекой, как с матушкой, ведь родная не вступится, потом камень на шею – никто и поминать не будет. Юношам ещё могло повезти – от томления души можно было убежать и поглядеть, как живут другие. Девушкам оставалось только подводное царство.

Читать далее

Детский танец о взрослом мире

В Самаре проходит большое количество конкурсов в области хореографии, но детскому балетмейстерскому творчеству посвящен только один. У детей существует мало возможностей реализоваться творчески. Сложившаяся ситуация отрицательно влияет не только на юных балетмейстеров, но и на танцовщиков детских ансамблей. Конкурсные номера имеют свою специфику в работе педагога и постановщика. Они довольно типичны потому, что основная их цель – продемонстрировать технические возможности учащихся, то есть акцент сделан на соревновательном моменте. Дети не чувствуют себя артистами в полной мере, в том числе, потому что педагог, видя перед собой другие задачи, не раскрывает перед ними настоящее содержание этого понятия.

Поэтому в Самаре в июне этого года была организована творческая лаборатория «Без оглядки» – проект, в ходе которого подростки поставили самостоятельную пластическую работу-размышление о человеке в современном мире. Спектакль состоялся 27 июня в парке Мира. Зрители разных возрастов, пришедшие в парк, стали участниками глубокого по смыслу и эмоционально волнующего разговора (танца) об отчуждении, которое сопровождает человека в разных жизненных ситуациях, и о вечной, неистребимой его тяге к свободе.

Он ощущает своё несоответствие общепризнанным стандартам и стереотипам и пытается это «исправить»; готов покорно терпеть угнетение и сам становится угнетателем, попав на место прежнего господина; жаждет быть любимым всеми и всё равно остаётся одиноким. Он всё время оказывается не самим собой, а кем-то другим, играет роль в не им написанной пьесе, но в итоге всё-таки стряхивает с себя всю шелуху и возвращается к самому себе, к своей первоначальной природе. Всё это было рассказано посредством танца, а после спектакля зрители вместе с участниками и авторами постановки обсуждали увиденное и делились своими мыслями и ощущениями.

Читать далее

Лев Толстой в Самарском Заволжье

fotoАфанасьев И.П. Л.Н. Толстой в Самарском Заволжье. – Куйбышев: Кн. изд-во, 1984. – 64 с.  [скачать PDF]

Лев Толстой – это не только имя из школьной программы, не только всемирно известный бренд русской классической литературы. Это ещё и человек, который по рождению принадлежал к числу самых богатых и знатных, но добровольно отрёкся от жизни людей своего круга и бросил вызов всему социальному строю, основанному на присвоении чужого труда. Христианин, которого православная церковь предала анафеме. Граф, которого Ленин назвал «первым мужиком в русской литературе».

И действительно, произведения Толстого дают нам возможность посмотреть на реальность дореволюционной России глазами простого мужика, который своим потом и кровью оплачивал «и вальсы Шуберта, и хруст французской булки». Тем более ценно, что автор этих произведений вполне мог бы и не задумываться о цене своего личного благополучия или считать её чем-то само собой разумеющимся, подобно множеству его собратьев по классу, которые потом, когда запылали помещичьи усадьбы, никак не могли понять: «А нас-то за что?». Толстой знал, что есть за что, и, хотя сам не одобрял революции, признавал её закономерной, как расплату.

Но такой Толстой появился не сразу и не вдруг. Для этого нужны были годы жизненных впечатлений, размышлений и, что самое главное, непосредственного общения с тем самым народом, который, хотя и жил вроде бы в той же самой стране, был как будто отделён китайской стеной от «цивилизованного общества». И в этом мучительном процессе переосмысления себя и своего места в жизни очень важную роль для Толстого сыграл Самарский край. Читать далее