Призрак ГУЛАГа

В Москве Путин возлагает цветы к памятнику Солженицыну. В Париже «жёлтые жилеты» призывают отправить президента Макрона в ГУЛАГ. Воистину, «нам не дано предугадать, как слово наше отзовётся». В данном случае речь идёт о слове, которое некогда благодаря Солженицыну стало известным всему миру и превратилось в символ, призванный отпугивать народы от одной мысли о том, чтобы изменить господствующий капиталистический порядок. Теперь этот жупел бумерангом бьёт по тем, кто столько лет бесстыдно использовал память о реальной трагедии советского общества в своих корыстных политических интересах. В данном случае русское слово «Goulag», наряду с французским образом гильотины, становится воплощением мечты угнетённых о классовой мести угнетателям.

Некоторые «левопатриотические» издания и блогеры в России радуются по этому поводу: вот, мол, даже французы начали понимать, что «ГУЛАГ хорошая вещь», как недавно заявил в интервью 23-летний депутат от КПРФ Андрей Пирожков. Правда, интервью вызвало скандал, и Пирожков вынужден был извиниться и уточнить, что он против произвола и беззаконий, которые творились в лагерях, а просто за трудовое перевоспитание. Но все его однопартийцы, тоже участвовавшие в том самом интервью, высказываются вполне однозначно: «репрессии были оправданы», «в лагеря отправляли заслуженно, если человек сделал что-то плохое».

В общем, ГУЛАГ в современном сознании остаётся неким мифологическим символом: для одних – заклятием от злых духов коммунизма, для других – магическим средством избавления от злых духов капитализма. Между тем, проблема государственного насилия в стране победившей революции заслуживает гораздо более серьёзного рассмотрения.
Читать далее

Старая деревня и «новый быт»

КРЕСТЬЯНСКИЕ ПИСАТЕЛИ СРЕДНЕЙ ВОЛГИ О КУЛЬТУРНОЙ РЕВОЛЮЦИИ

В годы революции и Гражданской войны в Среднем Поволжье выдвинулась целая плеяда самобытных писателей «из народа», в том числе из крестьянской среды – Александр Неверов (Скобелев), Алексей Дорогойченко, Павел Яровой (Федот Комаров), Николай Степной (Афиногенов). Все они активно участвовали в литературной и общественной жизни Самары, а в начале 1920-х годов, обосновавшись в Москве, стояли у истоков одной из заметных литературных групп своего времени под названием «Кузница». Основные моменты биографии у них были схожими: работа сельскими учителями, преследования за «неблагонадёжность» в царское время, сложные поиски своего пути в годы Гражданской войны и постепенный переход от народнических симпатий к большевизму.

Кровно связанные с деревней, но приобщившиеся к городской культуре благодаря образованию, они существовали одновременно в двух мирах, городском и сельском, и могли анализировать как бы со стороны ту среду, которую хорошо знали с рождения. Поэтому их творчество – не только факт литературы, но ещё и отражение уникального социального опыта. Никто из них не «сочинял» свои произведения, сидя в кабинете; даже став москвичами, они черпали сюжеты и образы для своих произведений из жизни самарской деревенской глубинки, с которой сохраняли тесную связь.

Самарский журнал «Понизовье», в котором печатались крестьянские писатели из объединения «Кузница»

Читать далее

С ногами на стол

«КАЗУС ДАПКУНАЙТЕ» И БОЛЕЗНЬ ОБЩЕСТВА

Ещё одна новость из серии «мы думали, что уже достигли дна, но тут снизу постучали» – быть, может, не столь заметная на фоне событий большой политики, но весьма показательная. В начале сентября в читальном зале главной библиотеки страны, Российской государственной (известной как «Ленинка»), состоялся показ модной коллекции итальянского бренда Ermanno Sсervino. В числе прочих моделей принимала участие в этом действе актриса Ингеборга Дапкунайте, которая радостно поделилась в Инстаграме своей фоткой, где она стоит на библиотечном столе. А затем за теми же историческими столами с зелёными лампами состоялся фуршет, куда были приглашены сливки общества числом около 500 человек.

В Интернете новость о мероприятии и фотография Дапкунайте вызвали у многих пользователей возмущение. Получился небольшой скандал, директор библиотеки был вынужден оправдываться. Но само по себе это событие говорит о многом. Прежде всего, конечно, вся эта история лишний раз подтверждает (если кому-то ещё нужны такие подтверждения), что представители так называемой «элиты» и «обычные люди», к числу которых относятся работники и посетители Ленинки, живут в совершенно разных, параллельных друг другу мирах. Собственно, именно об этом мы недавно записали песню «Пир во время чумы». У каждого мира – своя мораль, свои представления о нормальном и ненормальном, и эти представления диаметрально противоположны. Читать далее

Нужная книга о рабочих

Максимов Б.И. Рабочие в реформируемой России. 1990-е — начало 2000-х годов. СПб.: Наука, 2004. – 277 с. [скачать PDF]

Современный рабочий класс в России для многих (в том числе нередко для левых, которые говорят от его имени) нечто вроде такой неведомой земли, terra incognita. То ли его и нет вовсе, то ли есть, но какой-то «не такой», «неправильный», не обладающий должным классовым сознанием. Между тем, вместо того, чтобы сетовать на реальность, гораздо продуктивнее, для начала, изучать её такой, какая она есть, а затем, исходя из полученных знаний, думать о том, как её изменить.

Книга Бориса Ивановича Максимова в этом отношении просто обязательна к прочтению всем, кто хочет понять современное российское общество, и в особенности людям левых взглядов. Несмотря на то, что она издана почти пятнадцать лет назад и посвящена в основном периоду 1990-х годов, её нисколько нельзя назвать устаревшей. Во-первых, потому, что именно тогда, в девяностые, были заложены основы социально-экономического порядка, который господствует в России по сей день. А во-вторых, то, что мы наблюдаем сегодня – новый виток экономического кризиса и антисоциальных реформ, вдохновлённых идеологией гайдарочубайсовщины, – как бы вновь возвращает нас в те самые девяностые, и современные социологи, анализируя настроения в обществе, отмечают их похожесть на «преддефолтное состояние 1998 года».

Читать далее

«Это моё!»

РАЗМЫШЛЕНИЯ У ДЕТСКОЙ ПЕСОЧНИЦЫ

Девочка подходит к мальчику, стоящему рядом с песочницей, и показывает пальцем на его машину. Не вырывает из рук, просто спрашивает на доступном ей языке: можно, мол, поиграю? Мальчик, прижав к себе своё сокровище, начинает бешено орать, плакать, топать ногами. Родители бросаются его успокаивать. Девочка, испугавшись, прячется за папу: такого она никогда ещё не видела. Возраст обоих участников событий – около двух лет от роду.

Наверняка каждый, кто бывал на детских площадках, сталкивался с подобными сценами. Считать ли патологией такое обострённое проявление «инстинкта собственника», или для маленького ребёнка это нормально? Может быть, он должен сначала в полной мере насладиться радостью обладания, чтобы уже потом, когда станет постарше, понять, что есть ещё и радость дарения? Примерно так рассуждают некоторые практикующие психологи, придерживающиеся при этом, как ни странно, коммунистических убеждений. Дескать, для маленького ребёнка игрушки – это часть его личности, и посягательство на них он воспринимает как покушение на свой внутренний мир, поэтому и огрызается. «Давить» на него, чтобы он делился, ни в коем случае нельзя, а объяснять – всё равно не поймёт, ведь дети по большому счёту ещё мало чем отличаются от животных.

Эти рассуждения напоминают разговоры о том, что человек человеку волк и ничего с этим не поделаешь, что частная собственность, конкуренция и жажда доминирования являются «естественно присущими» человеку в силу его «природы» – в общем, весь тот стандартный набор аргументов, который обычно выдвигается защитниками социального неравенства и эксплуатации. С той лишь единственной разницей, что в первом случае речь идёт о маленьких детях, а во втором – о людях вообще.

Читать далее

Муза дальних странствий

Работы нашего товарища, самарского художника Ильи Перепёлкина, сделанные во время недавней поездки в Питер и по Ладожскому озеру.

Читать далее