Труп в пруду вместо Рыбки: о чём не сказал Навальный

Интернет вот уже неделю шумит по поводу очередного расследования Навального: оказывается, вице-премьер Приходько в августе 2016 года отдыхал на яхте олигарха Дерипаски в компании девушки сомнительного поведения по прозвищу Рыбка. В соцсетях – вал эмоций, остроумных комментариев, карикатур и праведного гнева. Но за этой шумихой в тени обсуждения остаются гораздо более важные вещи.

На третьем десятке лет капиталистического «развития» (точнее, деградации) удивляться или возмущаться тому, что олигархи тесно дружат с высокопоставленными чиновниками и не склонны к пуританскому образу жизни – в лучшем случае, непростительная наивность, а в худшем – расчётливое лицемерие. В мире, где всё продаётся и покупается, коррупция и проституция являются такими же закономерными явлениями, как коллекторские агентства, «чёрное риэлторство», рэкет и прочие прелести рыночной экономики.

Читать далее

Культура и революция на Средней Волге: забытые имена

Политические события столетней давности в Среднем Поволжье (в частности, в Самарском крае) имели большое значение для всей России: Самара в 1918 году стала эпицентром мятежа чехословацких легионеров, ставшего поворотной точкой в развязывании полномасштабной гражданской войны в сочетании с иностранной интервенцией. Здесь в боях с Чехословацким корпусом начала формироваться регулярная Красная Армия. Здесь рабочие и крестьяне на своём собственном опыте в течение пяти месяцев испробовали «демократическую альтернативу» власти большевиков в виде правительства КОМУЧа (Комитета членов Учредительного собрания), и этот опыт, как и аналогичные ему опыты в других регионах России, стал одним из лучших аргументов в пользу красных, обеспечив им конечную победу в Гражданской войне.

Здесь же, на Средней Волге, выдвинулся ряд революционных деятелей, которые, будучи политическими или военными руководителями регионального масштаба, одновременно приобрели всероссийскую известность в литературной жизни: Михаил Герасимов (1889-1937), Артём Весёлый (настоящее имя – Николай Кочкуров, 1899-1938), Алексей Дорогойченко (1894-1947). В настоящее время эти имена известны в основном узким специалистам – краеведам, историкам, филологам – и мало что говорят широкой аудитории. Между тем, изучение жизни и творчества этих людей может помочь нам понять подлинный смысл Революции, бесконечно далёкий от примитивных картинок о кучке заговорщиков и немецких шпионов.

Читать далее

К Новому 2018 году Собаки

Уже веселья жаждет всякий,
Уже наряжены все ёлки,
И на пороге – год Собаки,
Собаки Земляной и Жёлтой.

Брезгливо сморщатся иные:
Мол, фи, как это неприлично!
Но люди более простые
Собаку примут на отлично.

В эпоху лайка и ретвита
Коты – любимцы интернета,
Но со времён палеолита
Верней собаки друга нету.

Облаяла людская стая
Идеи равенства и братства,
Но пёс, лохматый пролетарий,
Хранит в подкорке память класса.

Читать далее

Хвала диалектике

По мотивам одноименного стихотворения Бертольта Брехта и песни Виктора Мануэля «Socialismo en libertad». Запись с концерта «Отзвуки Октября» 04.11.2017 (Самара, Центральная городская детская библиотека).

Читать далее

Лев Толстой в Самарском Заволжье

fotoАфанасьев И.П. Л.Н. Толстой в Самарском Заволжье. – Куйбышев: Кн. изд-во, 1984. – 64 с.  [скачать PDF]

Лев Толстой – это не только имя из школьной программы, не только всемирно известный бренд русской классической литературы. Это ещё и человек, который по рождению принадлежал к числу самых богатых и знатных, но добровольно отрёкся от жизни людей своего круга и бросил вызов всему социальному строю, основанному на присвоении чужого труда. Христианин, которого православная церковь предала анафеме. Граф, которого Ленин назвал «первым мужиком в русской литературе».

И действительно, произведения Толстого дают нам возможность посмотреть на реальность дореволюционной России глазами простого мужика, который своим потом и кровью оплачивал «и вальсы Шуберта, и хруст французской булки». Тем более ценно, что автор этих произведений вполне мог бы и не задумываться о цене своего личного благополучия или считать её чем-то само собой разумеющимся, подобно множеству его собратьев по классу, которые потом, когда запылали помещичьи усадьбы, никак не могли понять: «А нас-то за что?». Толстой знал, что есть за что, и, хотя сам не одобрял революции, признавал её закономерной, как расплату.

Но такой Толстой появился не сразу и не вдруг. Для этого нужны были годы жизненных впечатлений, размышлений и, что самое главное, непосредственного общения с тем самым народом, который, хотя и жил вроде бы в той же самой стране, был как будто отделён китайской стеной от «цивилизованного общества». И в этом мучительном процессе переосмысления себя и своего места в жизни очень важную роль для Толстого сыграл Самарский край. Читать далее

Хвала диалектике

(по мотивам стихотворения Бертольта Брехта «Хвала диалектике» и песни Виктора Мануэля «Socialismo en libertad»)

Непрошеным гостем ступая по земле,
Шагает кривда из края в край.
Хозяева жизни ведут свою игру,
А люди – пешки на их доске.

Но кто в ответе за этот мир?
Лишь только мы сами, и сбросить угнетенье
Тоже под силу только нам.
Ты проиграл вчера? Борись,
И снова и снова строй свою судьбу,
Победой окрасив новый день.

Где зарождался раньше новый мир,
Там старая мерзость правит бал.
Надеждам нашим не сбыться никогда,
Так нас убеждают господа.

Не говори так, пока ты жив!
Ведь то, что сегодня – оно не на века,
Что было прочным, уже гниёт.
Раз в этом мире ты никто,
Зачем тебе нужно держаться за него,
Пора отправить его на слом.

И повсюду на земле
Мы все мечтаем об одном и том же,
Только на разных языках:
Солнце выйдет из-за туч,
Рабочее знамя поднимется опять,
Рабочее знамя победит!