Дарья Досекина. Садовники в мире воинов

Виктор Цветков. Велосипедная прогулка (1965)

В детстве мне приснился сон, который я помню до сих пор. Я прихожу в танцевальный класс, и во время занятия меня начинает тошнить. Мне становится настолько плохо, что я решаю себе помочь — убегаю в туалет и, наклонившись над раковиной, сую два пальца в рот. Из меня вырывается поток мёртвых и живых ярко-оранжевых бабочек. Живые разлетаются по туалетной кабинке, а слипшийся комок мёртвых растягивает мне горло, и я чувствую его ужасный приторно-сладкий медовый вкус. Странно то, что я совсем не боюсь.

Мне было около шестнадцати, когда я первый раз заперлась в туалете после обеда, наглоталась воды из-под крана, набирая её в ладошки, наклонилась над унитазом и засунула два пальца в рот. Это уже было страшно. Но казалось одновременно захватывающим — запретным и освобождающим. В шестнадцать я была влюблена в Поэта, и мне казалось, чтобы Поэт был влюблён в меня, необходимо быть воздушной и сотканной из лунного света. Моё тело – совершенно земное – мне казалось тяжёлым и неуклюжим, поэтому я принялась с энтузиазмом его уничтожать.

Поэт был взрослый и красивый. Он с подлинным интересом исследователя за этим наблюдал и любопытствовал о причине моей бледности и грустных взглядов. «Кажется, влюблён…», – радостно сомневалась я. Он прижимал к своему лицу мои руки, когда я жаловалась, что не отмывается запах от чипсов, и уверял, что всё замечательно, пил газировку из моей бутылки и провожал меня от остановки до пешеходного перехода. Потом Поэт внезапно пропал. Внутри меня разрасталась то злоба, то счастье от всего, что было. Мне казалось, что от этого переполнения можно так же легко избавиться, как и от снова соблазнившей калорийной еды, и я запиралась в ванной с бутылкой воды. Из меня снова выходили тяжёлым липким комком мёртвые оранжевые бабочки.

Когда осенью я встретила Поэта на остановке, он помахал мне рукой, обнял, спросил про мои дела, рассказал о своих, на прощание по-дружески пожал руку и укатил в новый город. Почему-то я прибежала домой радостная.

***

«Жизнь — это борьба, к этому нужно быть готовой», – говорила мне любимая учительница. Я всегда была с этим согласна, и так легко восставала против кого угодно, но не оказалась готова к тому, что иногда жизнь — это борьба с собой. Что придётся пытаться себя сломать, чтобы войти в картинку существующего мира.  Незначительный эпизод, второстепенная роль, но тебе приходится вывернуть себя наизнанку, чтобы её получить. Читать далее

Шить своим умом

С радостью приветствуем проект участницы нашего коллектива под названием «Шить своим умом». Он будет интересен всем, кто устал от навязываемых «обществом потребления» стандартов в сфере одежды и хочет на практике создать альтернативу этому ужасающе однообразному рыночному многообразию. Короче, всем, кто шьёт сам, мечтает научиться этому или хочет носить вещи, произведённые таким способом.

Как выяснили когда-то Маркс и Энгельс, уклад жизни общества определяется тем, как люди производят необходимые им для жизни вещи. То есть производство вещей – это одновременно  производство себя и социального мира, который тебя окружает. Это относится и к тем вещам, которые мы носим на себе. Модные и популярные бренды шьются работниками, а чаще всего работницами, которые трудятся в нечеловеческих, иногда в прямом смысле слова рабских, условиях, в странах мировой периферии или, в качестве мигрантов, на подпольных фабриках «первого мира». Цена этой одежды включает в себя отнятую у этих людей возможность жить по-человечески, а иногда и отнятую жизнь как таковую. Совсем другое дело – одежда, которую шьёшь, потому что любишь шить, в которую вкладываешь душу, реализуя себя в творческом деле.

Читать далее

Талант из Запанского

САМАРСКИЕ ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ АРТЁМА ВЕСЁЛОГО

На заре его литературной деятельности критики писали о нём: «Это один из наиболее талантливых и многообещающих пролетарских писателей вообще и, пожалуй, самый сильный и оригинальный стилист среди них». А через несколько десятилетий после его смерти поэт Николай Асеев назвал его «одним из лучших писателей советского времени».

Самарец по рождению и по духу, Артём Весёлый (настоящее имя – Николай Иванович Кочкуров) появился на свет в нашем городе 130 лет назад, 29 сентября 1899 года, и всегда помнил свои корни, а его жизнь и творчество множеством нитей связаны с Самарой и Самарским краем.

Читать далее

Тёплый ламповый СССР

Музей «Быт Страны Советов» в Самаре открылся в мае 2019 года. Он находится в историческом центре города, в здании, где размещалась Куйбышевская студия кинохроники, а в годы Великой Отечественной войны также эвакуированная из Москвы Центральная студия документальных фильмов. Основатель и директор музея — руководитель самарского поискового отряда «Запасная столица» Александр Чиков.

Подобные музеи есть уже во многих городах России — Казань, Екатеринбург, Новосибирск, Чебоксары, Йошкар-Ола, Адлер, не говоря уже о Москве и Питере. Чем больше времени проходит с распада СССР, тем более востребованной в обществе становится советская тематика и тем более положительным становится образ исчезнувшей страны в массовом сознании, о чём регулярно свидетельствуют соцопросы. Одновременно с этим «советское» становится своеобразным брендом, который эксплуатируют в своих интересах множество ушлых дельцов, от производителей продуктов и владельцев магазинов и ресторанов до политических и околополитических мошенников.

Честно говоря, перед походом в коммерческий музей были опасения столкнуться с китчем и дешёвым пафосом. К счастью, эти опасения не оправдались. Самарский музей оформлен просто, но с большим тактом и вкусом, с любовью и мягкой иронией, а внутренняя логика экспозиции «читается» без всяких дополнительных пояснений. Здесь нет ничего лишнего, ничего кричащего, всё уместно и продумано до мелочей, включая внешний интерьер помещения, который сохранил черты прошлого, но в то же время выглядит стильно и современно. Это не унылое ретро, как нередко бывает в подобных «советских» музейных уголках в бюджетных учреждениях культуры и образования, и не безвкусная аляповатая халтура, сляпанная на скорую руку хозяином какой-нибудь забегаловки в погоне за потребителем. Это уютный, или, как модно говорить в интернетах, тёплый ламповый мир, который захватывает тебя сразу же, как только ты в него попадаешь.

Читать далее

Революция по ту сторону экрана

РЕЦЕНЗИЯ НА ФИЛЬМ ДЗИГИ ВЕРТОВА «ГОДОВЩИНА РЕВОЛЮЦИИ» (1918)

В сентябре в ряде российских городов состоялся показ фильма Дзиги Вертова «Годовщина революции», вышедшего на экран в ноябре 1918 года. Первый в нашей стране и в мире полнометражный документальный фильм и первый фильм режиссёра, ставшего впоследствии всемирно известным теоретиком и практиком документального кино, долгое время считался утраченным и был восстановлен киноведом Николаем Изволовым в прошлом году, через сто лет после создания.

Фильм «склеен» из различных кусков кинохроники 1917-1918 годов, передающих ключевые моменты и эпизоды в развитии революционного процесса. Свержение самодержавия, Временное правительство и его кризисы, Октябрьское восстание в Петрограде и бои в Москве, созыв и разгон Учредительного собрания, Брестский мир, Советское правительство в Кремле, военные действия Красной Армии против Чехословацкого корпуса, первые советские сельскохозяйственные коммуны… Всё это проходит перед глазами зрителя на протяжении двух часов и складывается в цельную картину.

Читать далее

Алексей Дорогойченко. Иная деревня

Дорогойченко А.Я. Иная деревня. Стихи и поэмы 1916-1923 годов. Самара: Самарский губиздат, 1923. — 82 с. [скачать PDF]. Сканирование: Самарская областная универсальная научная библиотека; брошюровка в PDF, распознавание избранных стихотворений сборника и примечания к ним — коллектив НЗ.

Мы уже писали об одном из ярких политических и литературных деятелей Самарского края периода Революции и Гражданской войны – Алексее Дорогойченко, в частности, публиковали его главное произведение – роман «Большая Каменка». В историю советской литературы он вошёл, в первую очередь, как прозаик, но его поэтическое наследие тоже представляет интерес.

После того, как Дорогойченко в начале 1919 года покинул партию эсеров-максималистов и перешёл к большевикам, его агитационные стихи часто публиковались в Самаре – и на страницах местных газет и журналов (сам Дорогойченко редактировал журнал «Красная Армия»), и отдельными сборниками. Эти стихи страдали теми же недостатками, что и вся поэзия Пролеткульта того периода: обилием «революционных» штампов и слов-символов, «плакатностью», однообразием формы и содержания. Однако Дорогойченко всегда отличался способностью критически относиться к собственному творчеству (в том числе из-за этого большинство его произведений так и остались неопубликованными). В 1923 году в Самаре вышел сборник его стихов «Иная деревня» – доказательство того, что автор вышел на новый уровень в своём творчестве.
Читать далее