«Каждый человек — танцовщик»

ИВОННА РАЙНЕР И РЕВОЛЮЦИЯ В ТАНЦЕ 1960-Х ГОДОВ

На Неделе разгневанного искусства (Angry Art Week) в 1967 году в Нью-Йорке, организованной группой художников как протест против войны во Вьетнаме, Ивонна Райнер исполнила знаменитое “Трио А”, о котором речь пойдет ниже, под названием “Танец выздоровления”. В одном из эссе танцовщица описывает состояние ужаса, которое возникло, когда она увидела по телевизору застреленного вьетнамца. Если телевизор можно выключить, словно ты смотрел фильм, то “мое тело, — пишет Райнер, — продолжающаяся реальность”.

К началу 1960-х годов танец модерн, вдохновленный свободолюбивой Айседорой Дункан, превратился в такую же иерархичную и закрытую структуру, против которой бунтовал, в своего рода новый балет, элитарный и пресыщенный символами. Протестуя против этого, Ивонна Райнер, Стив Пэкстон, Триша Браун, Симона Форти и другие участники “Танцевального театра Джадсона” (Judson’s Dance Theatre) вывели танец из границ сценической коробки, начав с баптистской церкви и продолжив в парках, музеях и на крышах небоскребов. “Меньше — это больше”, “Каждое движение — танец”, “Каждый человек — танцовщик”. Воплощая в жизнь эти лозунги, они, пожалуй, первыми вывели в условное сценическое пространство любителей и непрофессиональных танцовщиков, и при этом не позиционировали свои работы в качестве наивного искусства.

Читать далее

Балалайка и культурная гегемония

ПОЧЕМУ ИНОСТРАНЦЫ ЛЮБЯТ РУССКИЕ ПЕСНИ

Если вы услышите эти мелодии, не зная исполнителя, то ни за что не поверите, что он — житель Японии. Шё Катагава, по его словам, является единственным в своей стране профессиональным музыкантом, играющим на балалайке. Его любовь к русской музыкальной культуре, идущая из семьи, зародилась она при весьма необычных обстоятельствах: дед музыканта, певец по профессии, был призван в армию во время войны Японии с СССР в 1945 году, попал в плен и в сибирских лагерях познакомился с русскими народными песнями. Эти песни настолько покорили его, что по возвращении на родину он создал хор и занялся исследованиями музыкального фольклора страны, с которой прежде воевал. Отец Китагавы, выросший в окружении русских народных инструментов, стал пионером игры на балалайке в Японии, а Шё после смерти отца продолжил его дело. Он учился и затем неоднократно выступал в России, побеждая на международных конкурсах исполнителей русской народной музыки. Сейчас Шё Китагава — дирижёр, аранжировщик и балалаечник в собственном оркестре из 25 человек. Читать далее

«Политкорректность» против левого искусства

Недавно промелькнувшая в российских и американских СМИ скандальная новость из Сан-Франциско равно имеет отношение к политике и к искусству. Власти города решили закрасить настенные росписи (мурали) в местной Высшей школе имени Джорджа Вашингтона, сделанные художником русского происхождения Виктором Арнаутовым в 1935-1936 годах. Росписи посвящены биографии «отца-основателя» США, чьё имя носит школа, и на некоторых фресках рядом с Вашингтоном изображены его чернокожие рабы и тело убитого индейца.

Уже стали привычными бурные споры, которыми сопровождаются разные проявления так называемой «политкорректности» на Западе. Как правило, над политкорректностью стебутся правые, а левые её защищают, но отсюда вовсе не следует, что сама эта идеология и практика является левой и прогрессивной. Случай с муралями Арнаутова заслуживает того, чтобы рассмотреть его подробнее, потому что на этом примере видно, как политкорректность и «политика идентичностей» вредят левым и помогают правым.

Читать далее

Кузя Иванов 2.0 — для крановщиков Казани

В Казани вот уже вторую неделю бастуют машинисты строительных кранов. Отсутствие безопасных и достойных условий труда на стройках — это проблема не только крановщиков, но и всего общества, потому что жадность компаний-застройщиков оборачивается авариями и низким качеством построенных домов. Поэтому казанские крановщики нуждаются в максимальной поддержке.

В знак солидарности с ними мы записали новую версию нашей песни «Кузя Иванов». Эта песня, оригинал которой был сочинён американским рабочим активистом и музыкантом Джо Хиллом более 100 лет назад, поднимает актуальный для любой забастовки (в том числе нынешней казанской) вопрос штрейкбрехерства. Те, кто выходит на работу вместо бастующих, кто соглашается работать на износ в опасных условиях, вредят одновременно и своим товарищам, и себе самим. Сегодня ты покупаешь мечту о «личном успехе» ценой предательства, а завтра тебе придётся расплачиваться за это своим здоровьем и жизнью — вот уж поистине неразумный эгоизм. Гораздо полезнее совместными усилиями добиться лучшей жизни для себя и для всех. Об этом и поётся в песне.

Не будь как Кузя Иванов! Бери пример с бастующих крановщиков Казани!

Песня на Youtube

Читать далее

«Исторический парк» как идеологическое оружие

Вместо предисловия

Сеть исторических парков «Россия – моя история», по словам её создателей, на данный момент представляет собой «самый масштабный экспозиционный комплекс в России». Инициатором проекта и автором его концепции является Патриарший совет по культуре Русской Православной церкви во главе с епископом Тихоном (Шевкуновым), известным в СМИ как «духовник Путина». Началось всё ещё в 2013 году, когда в московском Манеже была представлена мультимедийная выставка к 400-летию династии Романовых. Затем появились ещё три аналогичных выставки – одна по Рюриковичам и две по истории ХХ века, все они вместе в конце 2015 года были перенесены на ВДНХ. В 2017 году, на фоне столетнего юбилея Революции и попыток власти истолковать неудобное прошлое в «правильном» ключе, развернулась экспансия исторических парков по территории России. К началу нынешнего, 2019, года они функционируют в 19 городах, их строительство, как обещают, продолжится и в дальнейшем.

Владимир Путин и Георгий Шевкунов в историческом парке «Россия — моя история». 2016 г.

Финансируется это строительство из федеральных и региональных бюджетных средств при поддержке крупнейших корпораций, таких, как «Газпром» и «Норильский никель». В каждом регионе открытие парка происходит с участием местных руководящих лиц. Администрации школ по разнарядкам сверху регулярно «организуют посещение» музейно-выставочного центра учащимися (то есть фактически сгоняют их туда в принудительном порядке), особенно в даты официозных праздников «новой России», вроде 12 июня или 4 ноября. Министерством образования разработаны даже специальные методические рекомендации о том, как использовать материалы экспозиции в учебной работе.

Очевидно, что мы имеем дело не с обычным музеем, потому что ни один другой музей, кроме, разве что, пресловутого Ельцин-центра, не удостаивается столь трепетной заботы со стороны властей предержащих. В общем-то, данный проект мало похож на музей в привычном смысле этого слова. Посетитель не увидит здесь подлинных предметов прошлого: всё мультимедийно и интерактивно. История здесь, как восторженно сообщают журналисты, «буквально под ногами, вокруг и на кончиках пальцев». Поневоле задумаешься о невиданной государственной щедрости, за счёт которой оплачено всё это великолепие и которая выглядит особенно вызывающе в сравнении с положением обычных, непривилегированных музеев, живущих в условиях хронического недофинансирования.

Но отдельные «экспонаты», вроде электронного жития Сергия Радонежского, вовсе не главное в этом царстве компьютерной графики и анимации. Главное – это тексты. Текстов так много, что для того, чтобы ознакомиться с ними полностью, понадобится точно не менее суток. Впрочем, от посетителей этого и не требуется: ключевые идеи авторской концепции транслируются на экраны в виде слайдов, оформленных по всем законам дизайнерского искусства и PR-технологий – с броскими заголовками, стильной графикой, тщательно подобранными цветами шрифта и фона. Спокойными, мягкими тонами обставлены рассказы о величии державы, а зловещее сочетание красного и чёрного цветов намекает нам, что речь пойдёт о её врагах и разрушителях. Благодаря этим нехитрым, но эффективным приёмам посетитель парка сразу понимает, где добро, а где зло. Помогают в этом и баннеры с «установочными» цитатами великих людей, вывешенные в каждом зале. А в самых важных залах в дополнение ко всему ещё и транслируются видеоролики с закадровым голосом, который уж точно наверняка объяснит, что к чему, если кто-то ещё не понял.

Cлова президента Владимира Путина о том, что экспозиция «даёт объективную картину истории нашей страны», звучат как откровенное издевательство. Невооружённым глазом видно, что различные исторические сюжеты авторы экспозиции трактуют таким образом, чтобы из них можно было извлечь определённый политический смысл для сегодняшнего дня. Одновременно с этим образ мыслей и чувств нынешних «верхов» проецируется в прошлое, нередко вместе с использованием современных терминов и подчёркиванием подлинных или мнимых аналогий между прошлым и настоящим. Известная фраза советского историка Михаила Покровского «История – это политика, опрокинутая в прошлое» подходит здесь как нельзя лучше.

Читать далее

Призрак ГУЛАГа

В Москве Путин возлагает цветы к памятнику Солженицыну. В Париже «жёлтые жилеты» призывают отправить президента Макрона в ГУЛАГ. Воистину, «нам не дано предугадать, как слово наше отзовётся». В данном случае речь идёт о слове, которое некогда благодаря Солженицыну стало известным всему миру и превратилось в символ, призванный отпугивать народы от одной мысли о том, чтобы изменить господствующий капиталистический порядок. Теперь этот жупел бумерангом бьёт по тем, кто столько лет бесстыдно использовал память о реальной трагедии советского общества в своих корыстных политических интересах. В данном случае русское слово «Goulag», наряду с французским образом гильотины, становится воплощением мечты угнетённых о классовой мести угнетателям.

Некоторые «левопатриотические» издания и блогеры в России радуются по этому поводу: вот, мол, даже французы начали понимать, что «ГУЛАГ хорошая вещь», как недавно заявил в интервью 23-летний депутат от КПРФ Андрей Пирожков. Правда, интервью вызвало скандал, и Пирожков вынужден был извиниться и уточнить, что он против произвола и беззаконий, которые творились в лагерях, а просто за трудовое перевоспитание. Но все его однопартийцы, тоже участвовавшие в том самом интервью, высказываются вполне однозначно: «репрессии были оправданы», «в лагеря отправляли заслуженно, если человек сделал что-то плохое».

В общем, ГУЛАГ в современном сознании остаётся неким мифологическим символом: для одних – заклятием от злых духов коммунизма, для других – магическим средством избавления от злых духов капитализма. Между тем, проблема государственного насилия в стране победившей революции заслуживает гораздо более серьёзного рассмотрения.
Читать далее