Мал золотник, да дорог

По следам песни про акул. Эта песня рождалась долго. Да и вообще мы более трёх лет ничего не записывали, по разным причинам. После февраля прошлого года какое-то время было сомнение в том, нужно ли браться за новые песни в новую историческую эпоху. Цена слова, с одной стороны, стала слишком высока; с другой, слишком многие слова, даже абстрактно правильные, обесценились. Вопрос «А что ты изменишь своими песнопениями?» был и раньше, но сейчас он встал ещё более жёстко.

Тем не менее, всё-таки мы это сделали. Потому что невозможно хоть как-то не выразить своего отношения к происходящему вокруг, иначе просто свихнёшься. Потому что образ, созданный Брехтом, настолько идеально бьёт в цель, что не нуждается ни в каких дополнительных комментариях или переделках. Потому что именно этот вопрос, об акулах и рыбках (а не лозунги и не цвета флагов), является главным тестом, который позволяет сегодня определить, кто свой, кто чужой. И в нашей стране, и по всему миру.

Большое человеческое спасибо всем, кто высказал нам слова благодарности и поддержки. Это для нас самое важное – что есть те конкретные, живые люди, кому нужна наша музыка. Это мотивирует работать дальше, несмотря на все трудности. Также благодарим всех, кто способствует распространению нашего творчества. Ведь лайки и просмотры, конечно, тоже важны, и всегда хочется, чтобы их было больше. Но мы не стремимся угнаться за кем-либо и не обольщаемся насчёт этих внешних знаков внимания. Гораздо важнее, чтобы музыка вызывала отклик в сердцах и умах тех, кто её услышит.

Одна из наших подписчиц написала, что песня получилась «по-хорошему страшная». Это ровно то ощущение, с которым мы её делали и которое стремились передать слушателям. Посмотрите на наш мир со стороны и ужаснитесь. И постарайтесь всё-таки быть людьми, а не рыбками (и уж тем более не акулами).

Если бы акулы были людьми

Мир, в котором мы все имеем счастье жить сегодня, Бертольт Брехт описал в своём рассказе ещё в 1949 году — нам оставалось только изложить его текст стихами и положить их на музыку. За иллюстрацию на заставке спасибо Илье и Ольге Перепёлкиным.

Если бы акулы были людьми, да,
Если бы акулы были людьми,
Были бы они добрее тогда
К маленьким рыбкам? Конечно, да!
Читать далее

Две зарисовки из жизни рыб

Просто две короткие остроумные истории двух талантливых авторов на рыбную тему, как будто бы не имеющие никакого отношения к текущим событиям в мире людей.  

Джанни Родари. РЫБЫ (из книги «Какие бывают ошибки»)

– Будь осторожна! – сказала как-то большая рыба рыбке маленькой. – Вот это – крючок! Не трогай его! Не хватай!
– Почему? – спросила маленькая рыбка.
– По двум причинам, – ответила большая рыба. – Начнем с того, что, если ты схватишь его, тебя поймают, обваляют в муке и поджарят на сковородке. А затем съедят с гарниром из салата!
– Ой, ой! Спасибо тебе большое, что предупредила! Ты спасла мне жизнь! А вторая причина?
– А вторая причина в том, – объяснила большая рыба, – что я сама хочу тебя съесть!

Бертольт Брехт. ЕСЛИ БЫ АКУЛЫ БЫЛИ ЛЮДЬМИ

«Если бы акулы были людьми, – спросила господина К. маленькая дочь его квартирохозяйки, – были бы они добрее по отношению к малым рыбам?» «Наверняка, – ответил он. — Если бы акулы были людьми, они построили бы в море огромные ящики для маленьких рыбок, со всякого рода пищей в них, растительной и животной. Они заботились бы о том, чтобы в ящиках всегда была свежая вода, и вообще принимали бы все необходимые санитарные меры. Если бы, к примеру, какая-нибудь рыбка повредила себе плавник, ей сразу бы делали перевязку, чтобы она не сдохла раньше времени. Чтобы рыбки не были мрачными, время от времени устраивались бы большие празднества на воде, ибо весёлые рыбки куда вкуснее печальных.

Естественно, что в этих гигантских ящиках были бы также и школы. В школах рыбки учились бы тому, как правильно вплывать в пасть акулы. Им нужно было бы, к примеру, знать географию, чтобы уметь отыскать акул, лениво разлёгшихся на дне моря.

Главным было бы, конечно, нравственное воспитание рыбок. Их учили бы тому, что высший и прекраснейший удел – это радостно приносить себя в жертву, что все они должны верить акулам, особенно когда те говорят, что заботятся об их светлом будущем. Рыбкам будут втолковывать, что будущее может быть обеспечено, лишь если они научатся повиноваться. Прежде всего, им следует остерегаться низменных, эгоистических, материалистических, марксистских склонностей и немедленно сообщать акулам, если кто-либо такие склонности проявит.

Если бы акулы были людьми, они, конечно, вели бы и войны между собой, чтобы захватывать чужие ящики с рыбками. Они учили бы маленьких рыбок, что между ними и рыбками других акул есть коренные отличия. Все рыбки, провозглашали бы они, немы, это известно; но молчат они на совершенно разных языках и в силу этого не могут понять друг друга. Каждой рыбке, которая в ходе войны убила бы пару вражеских, на другом языке молчащих рыбок, прикрепляли бы орден из морских водорослей и присваивали звание героя.

Если бы акулы были людьми, у них, конечно, было бы и искусство. Возникли бы прекрасные полотна, изображающие в ярких красках акульи зубы; пасти акул они представили бы как парки для гулянья, где можно вдоволь резвиться. В театрах на морском дне показывали бы, как рыбки в героическом восторге устремляются в акулий зев; и музыка была бы столь прекрасна, что под её волшебные звуки рыбки с оркестром во главе, мечтательно убаюканные приятнейшими мыслями, вплывали бы в радушно отверстые глотки.

И религия появилась бы, если бы акулы были людьми. Она учила бы, что лишь в брюхе акулы начинается для рыбок истинная жизнь. Далее, если бы акулы были людьми, рыбки перестали бы, как сейчас, быть равными. Некоторые получили бы должности и были бы поставлены над другими. Те, кто покрупнее, приобрели бы даже право пожирать меньших. Это было бы тем приятнее акулам, что им перепадали бы чаще, чем ранее, крупные куски.

Рыбки покрупнее, занимающие посты, наблюдали бы за порядком среди мелюзги; они стали бы учителями, офицерами, инженерами по строительству ящиков и т.д. Короче, в море воцарилась бы культура, если бы акулы стали людьми».

Красные маршалы под двуглавым орлом

Человек в маске справа на фото — самарский губернатор Азаров. А стелла около него — часть Аллеи Маршалов, подарка нашему городу от Российского военно-исторического общества (того самого, во главе с Мединским, которого доску Маннергейму в Питере устанавливало). И, конечно же, нельзя было обойтись без двуглавого орла. Ведь, как известно любому школьнику, именно под этим символом «русские победили немцев» 75 лет назад.

Все семеро маршалов, которым посвящена аллея (Александр Василевский, Климент Ворошилов, Андрей Ерёменко, Родион Малиновский, Кирилл Мерецков, Василий Соколовский, Борис Шапошников), в Гражданскую воевали на стороне красных, причём шестеро из них вступили в Красную Армию добровольно. Интересно, какова была бы их реакция, если бы они узнали, что потомки решат почтить их память таким образом? Читать далее

Курмыши

Подлинная душа любого города — его непарадная сторона, его изнанка, его глухие закоулки, окраины и гребеня. Или, как говорят в Самаре, курмыши.

Эта песня рождалась долго, почти три года. Некоторые из тех, кто принимал участие в её записи, сейчас далеко (или даже очень далеко) от Самары. Но мы благодарны всем им за общую любовь к нашим курмышам и за вклад в создание этой песни.

Читать далее

Оптимистические куплеты

Поздравляем всех наших читателей и слушателей с наконец-то окончательно наступившим Новым 2020 годом и дарим вам добрую и светлую песню под названием «Оптимистические куплеты»!

Хорошего вам настроения, здоровья, в общем, #выдержитесьтут, и просим отнестись #спониманием 🙂

Читать далее